Ленинградские моды 60-70х

Ориентирование на местности – не моя сильная сторона, и несмотря на то, что в парке ЦПКиО им.Кирова я была за это лето 736 раз, мне пришлось пройти целый квест в виде лесных тропинок, белочек, мостов и отсутствия указателей, чтобы добраться до выставочного зала, в котором сегодня открылась выставка “Ленинградские моды 1960-70х”.Когда я пришла, в зале уже началась открывающая пресс-конференция, манекенщицы тех лет Евгения Хартлебен-Куракина и Лия Китц рассказывали о том, чем занимались ленинградские модели в 1960е. “Я часто врала друзьям и знакомым, что работаю швеей или продавщицей, потому что мне было стыдно говорить правду”, – поделилась Евгения. На что Лия ответила: “Как странно, а я всегда гордилась своей работой, она вызывает у людей интерес”.

Евгения рассказала, что манекенщицы в ту эпоху относились к богеме, им были доступны все выставки, джазовые фестивали, закрытые просмотры фильмов, но им приходилось работать на полставки на фабрике, потому что денег за показы и фотосъемки почти не платили. За границу они ездили только с охраной. И хотя у ленинградских модников был доступ к американскому Vogue и Harper’s Bazaar, и идеи для модных фотосъемок пытались перенимать у зарубежных коллег, русские фэшн-фотографии тех лет более невинны и чисты, потому что, как известно, в “СССР секса не было”.
Представленные на выставке фотографии взяты из личного архива Евгении Куракиной, которая отметила, что фотографии со съемок было очень сложно достать, так как моделям их никогда не отдавали. Главный “модный фотограф” тех лет — Петр Сегаль, большинство представленных снимков сделаны именно им. Мне выставка очень понравилась, очень жаль, что она совсем небольшая.
Я со своей любовью к 1960м годам была готова рассматривать фотографии вечно и проводить параллели со “свингующим Лондоном”. И хотя позируют модели по-европейски, наряды тоже весьма классические для этого периода, все равно в фотографиях чувствуется какая-то необъяснимая “интеллигентная роскошь”, присущая только одному городу — Ленинграду.

«Манекенщицы приравнивались к рабочим»

Одна из самых известных советских моделей на открытии выставки ретрофотографий вспомнила свою юность
Евгения Куракина и сейчас могла бы выйти на подиум11 августа 2011, 15::35
Фото: из личного архива
Текст: Ирина Тарасова,
Санкт-Петербург

«Когда мама узнала, что я «пошла в манекенщицы», ей стало плохо… В трудовой книжке у нас была запись «Демонстратор одежды». Но и я, и мои родители несколько стеснялись моей профессии, и на вопрос, кем я работаю, я часто отвечала: «Продавщицей», – призналась газете ВЗГЛЯД ленинградская топ-модель 1960-1970-х Евгения Хартлебен-Куракина.

Ленинградские моды 60–70-х вернулись в Петербург. Правда, пока не собственно моды, а только фотовыставка «Ленинградские моды 60–70-х годов», на которой представлена коллекция фотографий одной из самых известных тогдашних моделей Евгении Хартлебен-Куракиной, а также фотографии из архивов других советских моделей, альбомы и календари того времени. Теперь Евгения Куракина – редкий гость в родном городе, она давно живет в Германии.

На небольшую ретроэкспозицию в Конюшенный корпус петербургского Елагина острова собрались герои fashion-индустрии тех времен: модели, фотографы, художники… В планах показ этой выставки в марте в Германии, под Берлином. В замке Майенбург, где расположен музей моды известного коллекционера Жозефины фон Кремпль, представят ленинградские фотографии и коллекции одежды, которую носили в те же годы в Германии, чтобы продемонстрировать сходство и различия советского и немецкого стилей.

О том, какова была судьба манекенщицы в ленинградские 60–70-е, газете ВЗГЛЯД рассказала главная героиня выставки «Ленинградские моды» Евгения Хартлебен-Куракина.

ВЗГЛЯД: Евгения, в отличие от нынешнего времени, в годы вашей юности большинство людей, наверное, даже не знали, кто такие модели: все хотели стать космонавтами, учеными, поэтами… Как же вы стали манекенщицей?

Евгения Хартлебен-Куракина: Конечно, я совершенно не собиралась становиться манекенщицей. Мама хотела, чтобы я поступила в Политехнический институт, но я получила на вступительном экзамене по физике «четверку» и не набрала проходной балл. Самый большой конкурс в то время, кстати, был в самый престижный Институт культуры им. Крупской, который теперь называется Университетом культуры и искусства…

Так вот после «незачисления» я шла по городу заплаканная, огорченная, и вдруг у Казанского собора меня остановила один из детских модельеров Дома моделей, звали ее Алевтина. И она сказала, что ищет именно такой образ «грустного подростка». Я пришла в Дом моделей, прошлась по подиуму, как меня просили, и когда мне сказали, что меня берут на работу, удивленно спросила: «Вот это и есть работа?» Мне показалось, что это так просто…

Советские модель 1960-70- хорошо одевались только на работе, в обычной жизни был дефицит. Евгения Куракина в 1960-е (фото: Петр Сегаль)Советские модели 1960–70-х хорошо одевались только на работе, в обычной жизни был дефицит. Евгения Куракина в 1960-е (фото: Петр Сегаль)

ВЗГЛЯД: И потом в работе манекенщицы не возникало трудностей?

Е. Х-К.: Честно говоря, мне все давалось легко, хотя с нами и много работали: ставили движения, создавали образ, проводили фотосессии, выезжали на показы по всей стране, а в семидесятые годы уже и за рубеж… Но, наверное, работа манекенщицы и правда была органична для меня. Тяжелее всего давались, пожалуй, примерки: мы должны были стоять часами, потому что коллекции шили индивидуально, практически создавая модель на манекенщице, и, пока модельер работал, ты стояла как вкопанная.

ВЗГЛЯД: А как одевались манекенщицы в свободное от работы время?

Е. Х-К.: В то время был дефицит на все: что-то добыть в советские времена было невозможно. Вообще «добывание» было своеобразным развлечением, а очереди – образом жизни. Манекенщицы приравнивались по оплате к рабочим категориям, но сначала – очень низкого разряда. Мы получали очень маленькие деньги, чуть больше дворника – рублей 70–90 в месяц, поэтому приходилось порой покупать вещи на двоих, а то и на троих! Но больше всего модели рукодельничали сами: все вязали, все шили. Было престижно, например, за одну ночь сшить себе новогоднее платье. Почти как Золушка!

ВЗГЛЯД: Как же конкуренция между моделями? Неужели в те времена ее не было?

Е. Х-К.: Наверное, нам всем так непросто жилось, что мы жили очень дружно и не гнушались одеждой или обувью, общей для нескольких девушек. Тогда процветала фарцовка: моряки, которые ходили в «загранку», привозили хорошие вещи, косметику, приносили их на продажу в Дом моделей и Дом мод. Но все это было дорого – покупали вскладчину. Непросто было найти и хорошие чулки или колготки. А тушью весь модельный мир Ленинграда, например, снабжала одна женщина из Дома мод, все ее звали Зина. Одна тушь стоила страшно дорого – пять рублей! И макияж манекенщицы наносили себе сами. Разве что парикмахер в Доме моделей для нас был бесплатным. Это, пожалуй, была единственная привилегия… Можно было, конечно, купить и модели одежды после показов, но для нас это было запредельно дорого!

ВЗГЛЯД: Как относились родные и окружающие к вашей профессии?

Е. Х-К.: Когда мама узнала, что я «пошла в манекенщицы», ей стало плохо… В трудовой книжке у нас была запись «Демонстратор одежды», но оплачивали нас по рабочей категории. Но и я, и мои родители несколько стеснялись моей профессии (такое уж было время!), и на вопрос, кем я работаю, я часто отвечала: «Продавщицей».

ВЗГЛЯД: Сегодня для модели самое сложное соответствовать некоему стереотипу «90х60х90», плюс бесконечные диеты… Вам приходилось сидеть на диетах?

Е. Х-К.: В наше время модели были разных размеров – от 44-го до 50-го. Поэтому мы могли оставаться такими, какими были. Наша администратор даже шутила: «Не встречала никого прожорливее манекенщиц!» Но удивительно, мы не толстели, хотя у всех было то, что называют «формы». Просто много энергии уходило на работу, примерки, показы.

ВЗГЛЯД: В Ленинграде, как и в Москве, кроме официальной жизни существовала жизнь неофициальная, богемная. Что она представляла собой тогда в Ленинграде?

Е. Х-К.: Конечно, у манекенщиц были некоторые привилегии: мы могли попасть на закрытые кинопоказы в Дом кино, встречались в Доме журналиста и Доме литератора, бывали во всех мастерских художников того времени. В те годы были замечательные джем-сейшены, на которые попадали очень немногие: играли Константин Носов, Геннадий Гольштейн, начинал играть Давид Голощекин… Мы встречались не только на концертных площадках, например, Дворца культуры Кирова, но и, например, в кафе «Белые ночи» на Майорова – это было настоящее джазовое кафе.

ВЗГЛЯД: А привилегия выезда за границу?

Е. Х-К.: В первую очередь мы выезжали в Москву и республики СССР. А за границу мы начали выезжать только в 1970-е. Для меня, например, проблемой при выездах было то, что я была беспартийной, да еще и не замужем. Во время заграничных выездов, например, на выставки в Лейпциг, у каждой манекенщицы было по двое «охранников» – сопровождающих, которые следили за твоими перемещениями, контактами. Категорически запрещалось общаться с иностранцами! И вообще, манекенщиц за границу выезжало всегда меньше, чем «обслуживающего персонала».

ВЗГЛЯД: Отличались ли коллекции, которые готовили к показу в стране и за рубежом?

Е. Х-К.: Некоторые отличия, конечно, были. Для зарубежных коллекций часто создавали специальные костюмы. Так, я помню, как для выставки в Лейпциге для меня создали такой образ Ивана-царевича: сшили яркий кафтан, особенный головной убор, шаровары, обувь – получился такой сказочный стиль а ля рус.

ВЗГЛЯД: Удавалось ли следить за тенденциями мировой моды за «железным занавесом»?

Е. Х-К.: Тогда в открытой продаже не было европейских журналов мод, их продавали разве что фарцовщики. В Доме мод и Доме моделей были иностранные журналы мод, но доступ к просмотру этих журналов был строго ограничен.

ВЗГЛЯД: Между московским и ленинградским стилем всегда проводили границу в те времена эта разница действительно чувствовалась? Что такое ленинградский стиль в моде?

Е. Х-К.: Ленинградскую моду считали более стильной и элегантной: она была лаконичнее, строже, сдержаннее, чем московская. Больше внимания уделяли не деталям, а собственно линии, силуэту одежды. В Ленинграде господствовал такой спортивно-элегантный стиль одежды. Хотя в жизни долгое время у нас даже женские брюки были под запретом! В институт, например, приходилось приходить, повязав сверху брюк шарф, чтобы пропустили. Хотя в 1970-е годы мы уже носили и очень короткие юбки, и очень высокую платформу, и очень прозрачные блузки. После этого вообще ничто в моде не кажется слишком смелым…

ВЗГЛЯД: Вы приехали в родной город после выставки, которая прошла в Москве…

Е. Х-К.: Действительно, выставка «Ленинградские моды 60–70-х» сначала прошла в галерее Церетели. И, удивительное дело, после нее меня нашли по Интернету несколько моих знакомых того времени: один манекенщик, который живет теперь в Ирландии, один из музыкантов джаз-бенда, сопровождавших тогда наши показы – Александр Галембо, и замечательный ленинградский художник, который живет сейчас в Америке. Такое вот получилось «путешествие в прошлое».

Кстати:

В юности у Евгении Хартлебен-Куракиной было прозвище «графиня». Позже оказалось, что род Куракиных по псковской линии действительно относился к дворянской фамилии Куракиных, служивших при дворе Александра II и Александра III и разорившихся после революции.

Справка:

Ленинградский Дом моделей (на Невском проспекте, в створе улицы Желябова – нынешней Большой Конюшенной) был самым презентативным в Ленинграде, определяя направление моды на сезон. Здесь также находился экспериментальный цех, где работала, например, знаменитая советская художница Галина Светличная (она обшивала исключительно выездной состав манекенщиц), а также Ольга Демидова, Надежда Гринько, Нонна Меликова, Светлана Челышева, Александра Соколова и другие.

Текст: Ирина Тарасова,
Санкт-Петербург

Quelle: http://www.vz.ru/culture/2011/8/11/514071.html

Социалистический крой

“Ленинградские моды 1960-1970-х” в Елагином дворце
Камерная выставка в петербургском ЦПКиО рассказывает больше о женских характерах, чем о моде
Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ
В петербургском ЦПКиО, в Конюшенном корпусе Елагина дворца открылась выставка “Ленинградские моды 1960-1970-х”. C подробностями — ЕЛЕНА ГЕРУСОВА.

Выставочные залы Конюшенного корпуса выбраны для этой экспозиции не случайно. Некоторые фотографии, экспонируемые на выставке, здесь, на Елагином острове, и сделаны. А в самом Елагиноостровском дворце 40-50 лет назад регулярно проходили модные показы (конечно же, в рамках культурной работы, проводившейся парком). Можно добавить и то, что в те годы ЦПКиО имени Кирова по части культмассовой работы был не слабее Кировского театра по части балета.

Выставка же, которую показывают здесь сейчас, выглядит скорее камерной, чем массовой. Несколько десятков кристального качества черно-белых фотографий, размещенных по нескольку снимков в одной раме. Примерно так и развешивали их в ателье особо модных индпошивов. Снимки в основном женские: мужчин в советской моде в те годы еще меньше, чем в мировой.

На одной из самых запоминающихся фотографий никакой модной одежды и вовсе нет. На ней головка в треть оборота с модной прической “хала”, длинная обнаженная шея, густо “нагуталиненные” ресницы. Ничего общего с тем, во что эта прическа превратилась в повседневном обиходе советских торговых работников. Придумала ее для конкурса парикмахеров в 1966 году Галина Нагибина, фотопортрет сделал знаменитый Петр Сегаль — главный, если не единственный ленинградский модный фотограф. А модель — Евгения Хартлебен-Куракина, сегодня она одна из инициаторов этой выставки.

В ЦПКиО привезли много фотографий из ее архива, как студийных, так и сделанных на пленере. На них можно разглядеть и крой, и детали отделки. Порадоваться, как тогда говорили, комплектам. Иногда немного смешным и очень декоративным (вот все в горошек — и коротенькие брючки, и курточка, и кепочка). Или удивиться непреходящей элегантности коротких коктейльных платьев с перчатками до локтя, которым мог бы позавидовать и Голливуд. Мода тех лет очень кинематографична — но куда идти в таком платье советской женщине?

На самом деле идти можно было куда угодно. Вот у меня дома есть фотография мамы в серьезном, но все же откровенно коктейльном платье на ленинградской улице. Только без перчаток, а с плетеной сумочкой и авоськой, из которой выглядывают огурцы и бумажный сверточек, а в нем, скорее всего, 200 граммов докторской колбасы кусочком. С другой стороны, и любительский снимок манекенщиц Дома моделей, cделанный в 1963 году, вполне мог бы сойти за групповой портрет передовой молодежной лаборатории какого-нибудь там НИИ.

Большинство фотографий сделаны все же Петром Сегалем (cейчас этого фотографа уже нет в живых). Каждая как стоп-кадр из фильма: можно придумать и судьбу, и характер героини, которая надела сегодня летящее белое платье, забрала волосы в хвост и печально стоит на ступенях рассыпающейся лестницы. Все-таки правы организаторы “Ленинградской моды”: на выставке представлены вовсе не фотографии платьев, а воспоминания о модных женских образах. Даже о модных женских характерах и настроениях. Впрочем, и модели одежды можно разглядеть. Вот, скажем, клетчатый костюм — короткий жакет и юбка макси. Петр Сегаль сфотографировал его в 1973 году. Модель была рекомендована ленинградским ателье к пошиву.

А вскоре в таких костюмах, вместо того чтобы, как на фотографии, плыть куда-то на яхте вместе с лощеным спутником, уже вышагивали на работу молодые инженеры. Некоторые и широкополую шляпу не забывали надеть. Так что ленинградская мода не рождалась на улицах. Она проектировалась в домах моды. Во всяком случае, на выставке в ЦПКиО это видно абсолютно отчетливо. Как, впрочем, видно и то, что рождалась иногда вдогонку. В 60-е еще не отпускали new look, в 70-е осторожно и с оглядкой торопились за хиппи.

Но о развитии моды эта выставка все же не расскажет. Фотографии представлены главным образом из собраний манекенщиц тех лет. Из личного архива Евгении Хартлебен-Куракиной (сейчас живущей в Берлине), собиравшей фотографии свои и “других девочек”, и Лии Китц (она по-прежнему в Петербурге). А портфолио в те годы собирались из тех отпечатков, которые моделям удавалось выпросить или подобрать во время своего восьмичасового трудового дня.

Quelle: http://www.kommersant.ru/doc/1694223/print

Блеск и нищета советских манекенщиц

Выставка «Ленинградские моды 60 — 70-х годов»,

которая открылась в Конюшенном корпусе Елагиноостровского дворца, напоминает о том времени, когда знаменитый парк еще называли «цыпочка» (от ЦПКиО), наши мамы были молоды, в моде были мини-юбки, а в брючных костюмах не пускали ни в рестораны, ни в конторы

На выставке — фотографии, сделанные для журнала мод самым знаменитым в тогдашнем Ленинграде фотографом — Петром Сегалем, из личных архивов манекенщиц Евгении Куракиной-Хартлебен и Лии Китц. По ним можно проследить тенденции моды той эпохи, господствовавшие в стране идеалы женской красоты, оценить мастерство манекенщиц и искусство фотографов.

В поисках «грустного подростка»

Евгения попала в Дом моделей случайно: «Мне было 17 лет. Узнав, что меня не приняли в институт, я расплакалась. Так, заплаканная, расстроенная, брела по Невскому. Меня остановила женщина, которая представилась модельером Ленинградского дома моделей одежды. Она сказала, что сейчас у них как раз ищут манекенщицу с образом «грустного подростка», и я им скорее всего подойду».

Евгения Куракина-Хартлебен сегодня с улыбкой вспоминает о том, как воплощала образ «грустного подростка». Фото: Натальи ЧАЙКИ

Фото: Натальи ЧАЙКИ

Конечно, симпатичная нежная девушка с голубыми глазами и белокурыми волосами подошла! Ведь в 60-е годы на Западе как раз вошел в моду образ «женщины-ребенка», воплощенный английской манекенщицей Твигги. Евгения была советским вариантом Твигги.

Лия Китц вспоминает, что пришла в Дом моделей устраиваться в цех. Но в отделе кадров на нее посмотрели наметанным глазом и посоветовали спуститься в демонстрационный зал, где как раз идет набор манекенщиц. Так все и началось.

Рабочая профессия

Профессия модели в наши дни стала одной из самых престижных в глазах молодежи. Девчонки, мечтающие о подиумах Парижа, Милана и Лондона и фотографиях на обложках глянцевых журналов, осаждают модельные агентства, морят себя голодом, отрабатывают часами манекенный шаг. И даже не подозревают о том, что когда-то, не столь уж давно — в 60 — 70-е годы, профессия манекенщицы считалась… рабочей.

«В СССР были сетки для оплаты — ИТР, научные работники и рабочий класс. Манекенщицы были оформлены как рабочие. Но наше начальство делало нам некоторые послабления. Нас никогда не отправляли в командировки поездом — видимо, чтобы мы не помялись. Второе — нам как-то умели делать месячный отпуск, хотя рабочим в те времена было положено отдыхать только две недели. И самая большая привилегия — нас никогда не посылали на картошку!» — рассказала журналистам Лия Китц.

В Ленинграде было всего три места, где работали манекенщицы: Ленинградский дом моделей на Невском, 24, Дом мод на Петроградской и универмаг «Пассаж». Везде был свой коллектив.

Ни о какой известности и тем более о славе манекенщицы и не мечтали. Зарплата была мизерная. По словам Лии Китц, манекенщицы начинали с зарплаты 65 рублей. Чтобы заслужить высшую ставку (125 рублей), нужно было отработать много лет и получить определенный разряд. «В общем, рабочий народ!» — пошутила Лия.

Лия Китц любуется своей фотографией сорокалетней давности. Фото: Натальи ЧАЙКИ

Работа манекенщиц в самом деле была тяжелая, вряд ли легче, чем у фабричных девчонок.

«В нашем словаре не было таких слов, как «похудеть» и «диета», — вспоминает Евгения. — Администратор демонстрационного зала часто шутила, что прожорливее манекенщиц никого не встречала в жизни! Куда бы мы ни приехали, в первую очередь спрашивали: «А где тут у вас буфет?»

«Мы тратили очень много энергии на показах, — объясняет она «прожорливость» девушек. — Это сейчас модель демонстрирует за весь показ одну-две вещи и ей помогают одеваться несколько человек. А нам приходилось показывать по 7 — 8 вещей, переодеваться надо было очень быстро. Это был спорт! А еще надо было выстаивать на каблуках в духоте многочасовые примерки, ведь все вещи в Доме моделей шились индивидуально. Порой девочки падали в обморок. Их приводили в чувство, и работа продолжалась!»

И все-таки жизнь представительниц этой «рабочей профессии» сильно отличалась от той, что вели их ровесницы, работавшие на заводах, фабриках и стройках.

Когда они, одетые в модели талантливейших модельеров тех лет, вышагивали на подиуме великолепного демонстрационного зала Дома моделей или на сценах ДК, на них были устремлены восхищенные и завистливые взгляды. Надо сказать, что творения ленинградских модельеров (самой знаменитой была Галина Светличная, настоящая звезда моды, создававшая так называемый социалистический кутюр для международных ярмарок) не продавались и даже не отправлялись на производство. Для массового пошива работала специальная группа промышленного моделирования. А художники «перспективной» группы не были ограничены в фантазии.

Брючные костюмы в те годы только появились в СССР. Фото: Натальи ЧАЙКИ

Манекенщицам же иногда разрешали выкупать одежду, которую они показывали, тем более что сшита она была по их меркам, а найти женщин с такой же стройной фигурой было не так легко.

Ленинградский стиль

«Но мы, как правило, редко покупали свои модели», — поделилась воспоминаниями с вашим корреспондентом Лия Китц. На мой удивленный вопрос: «Почему?!» — отвечает: «Во-первых, потому что они нам на дорожке надоедали. Во-вторых, заработки не всегда могли позволить купить такую дорогую, эксклюзивную одежду. А в-третьих, почти все из нас умели шить и вязать. И очень часто мы, девчонки, выручали друг друга, менялись нарядами, туфлями, если куда-то надо было идти — в театр, на свидание. А если кому-то надо было ехать на показ за границу, одевали всем миром!»

Знаменитый фотограф Петр Сегаль первым начал снимать манекенщиц не в студиях, а на улице. Юная Женя Куракина в Камероновой галерее. Фото: Натальи ЧАЙКИ

Несмотря на то что царил тотальный дефицит, можно было говорить о наличии ленинградского стиля. Евгения Куракина вспоминает, что их всегда узнавали даже на улицах других городов — как-то сразу по облику и манере поведения определяли, что они из Ленинграда. Ленинградский стиль, по ее мнению, это строгость, элегантность, благородная простота, предпочтение классики, акцент на линию и силуэт, а не на декор. Евгения говорит, что уже давно живет в Германии и не слишком хорошо знает современных модельеров Петербурга, но побывала не так давно на показах «Аврора фэшн уик», и ей очень понравилась Лилия Киселенко: «На мой взгляд, она как раз и продолжает традиции ленинградского стиля сегодня!»

Жалеют ли они, что были манекенщицами тогда, в Советском Союзе, а не сейчас, когда перед успешными моделями открываются неисчерпаемые возможности — Париж, Милан, баснословные гонорары, внимание самых богатых и знаменитых мужчин мира?

Спрашиваю об этом у Лии Китц. «Нет, что вы, я ни о чем не жалею, — отвечает она своим низким, будто прокуренным голосом. — Я понимаю, что по сегодняшним стандартам мы и не подошли бы. Ни по росту, ни по объему. И потом, знаете, у меня всегда было убеждение, что манекенщица — это не профессия, это образ жизни!»

Зинаида АРСЕНЬЕВА

Quelle: http://www.vppress.ru/stories/Blesk-i-nischeta-sovetskikh-manekenschitc-11414

“Ленинградские моды 1960-1970-х” в Елагином дворце

В петербургском ЦПКиО, в Конюшеном корпусе Елагина дворца открылась выставка “Ленинградские моды 1960-1970-х”.

Выставочные залы Конюшенного корпуса выбраны для этой экспозиции не случайно. Некоторые фотографии, экспонируемые на выставке, здесь, на Елагином острове, и сделаны. А в самом Елагиноостровском дворце 40-50 лет назад регулярно проходили модные показы (конечно же, в рамках культурной работы, проводившейся парком). Можно добавить и то, что в те годы ЦПКиО имени Кирова по части культмассовой работы был не слабее Кировского театра по части балета.Выставка же, которую показывают здесь сейчас, выглядит скорее камерной, чем массовой. Несколько десятков кристального качества черно-белых фотографий, размещенных по нескольку снимков в одной раме. Примерно так и развешивали их в ателье особо модных индпошивов. Снимки в основном женские: мужчин в советской моде в те годы еще меньше, чем в мировой.На одной из самых запоминающихся фотографий никакой модной одежды и вовсе нет. На ней головка в треть оборота с модной прической “хала”, длинная обнаженная шея, густо “нагуталиненные” ресницы. Ничего общего с тем, во что эта прическа превратилась в повседневном обиходе советских торговых работников. Придумала ее для конкурса парикмахеров в 1966 году Галина Нагибина, фотопортрет сделал знаменитый Петр Сегаль — главный, если не единственный ленинградский модный фотограф. А модель — Евгения Хартлебен-Куракина, сегодня она одна из инициаторов этой выставки.В ЦПКиО привезли много фотографий из ее архива, как студийных, так и сделанных на пленере. На них можно разглядеть и крой, и детали отделки. Порадоваться, как тогда говорили, комплектам. Иногда немного смешным и очень декоративным (вот все в горошек — и коротенькие брючки, и курточка, и кепочка). Или удивиться непреходящей элегантности коротких коктейльных платьев с перчатками до локтя, которым мог бы позавидовать и Голливуд. Мода тех лет очень кинематографична — но куда идти в таком платье советской женщине?

На самом деле идти можно было куда угодно. Вот у меня дома есть фотография мамы в серьезном, но все же откровенно коктейльном платье на ленинградской улице. Только без перчаток, а с плетеной сумочкой и авоськой, из которой выглядывают огурцы и бумажный сверточек, а в нем, скорее всего, 200 граммов докторской колбасы кусочком. С другой стороны, и любительский снимок манекенщиц Дома моделей, cделанный в 1963 году, вполне мог бы сойти за групповой портрет передовой молодежной лаборатории какого-нибудь там НИИ.

Большинство фотографий сделаны все же Петром Сегалем (cейчас этого фотографа уже нет в живых). Каждая как стоп-кадр из фильма: можно придумать и судьбу, и характер героини, которая надела сегодня летящее белое платье, забрала волосы в хвост и печально стоит на ступенях рассыпающейся лестницы. Все-таки правы организаторы “Ленинградской моды”: на выставке представлены вовсе не фотографии платьев, а воспоминания о модных женских образах. Даже о модных женских характерах и настроениях. Впрочем, и модели одежды можно разглядеть. Вот, скажем, клетчатый костюм — короткий жакет и юбка макси. Петр Сегаль сфотографировал его в 1973 году. Модель была рекомендована ленинградским ателье к пошиву.

А вскоре в таких костюмах, вместо того чтобы, как на фотографии, плыть куда-то на яхте вместе с лощеным спутником, уже вышагивали на работу молодые инженеры. Некоторые и широкополую шляпу не забывали надеть. Так что ленинградская мода не рождалась на улицах. Она проектировалась в домах моды. Во всяком случае, на выставке в ЦПКиО это видно абсолютно отчетливо. Как, впрочем, видно и то, что рождалась иногда вдогонку. В 60-е еще не отпускали new look, в 70-е осторожно и с оглядкой торопились за хиппи.

Но о развитии моды эта выставка все же не расскажет. Фотографии представлены главным образом из собраний манекенщиц тех лет. Из личного архива Евгении Хартлебен-Куракиной (сейчас живущей в Берлине), собиравшей фотографии свои и “других девочек”, и Лии Китц (она по-прежнему в Петербурге). А портфолио в те годы собирались из тех отпечатков, которые моделям удавалось выпросить или подобрать во время своего восьмичасового трудового дня.

Quelle: http://spb.dkvartal.ru/

Когда модели не знали диет

В Конюшенном корпусе на Елагином острове начала работу выставка фотографий «Ленинградские моды 1960 – 1970-х». Экспозицию составили снимки из архива Евгении Хартлебен-Куракиной – манекенщицы, которая работала в Ленинградском доме моделей в 1960 – 1970-е

Вера ГИРЕНКО

Она и ее коллега Лия Китц открыли выставку и рассказали журналистам о тонкостях работы манекенщиц в советские годы и особенностях петербургского стиля в одежде.

По словам организаторов, место для выставки выбрано не случайно. В Елагиноостровском дворце в 1970-е годы проходили выставки одежды Ленинградского дома моделей. В интерьерах дворца и в парке нередко проходили и съемки. На фотографиях выставки запечатлены манекенщицы 1960 – 1970-х в платьях от ленинградских дизайнеров.

Евгения Хартлебен-Куракина приехала на открытие выставки из Берлина. «Уже живя за границей, я поняла, что у меня собралась хорошая коллекция фотографий, которые могут быть интересны петербургской публике. Собрание могло быть гораздо полнее. Но, к сожалению, не все снимки нам, манекенщицам, удавалось получить. Так, например, я до сих пор не знаю, где находится все то, что было снято во время показов японских, итальянских, немецких коллекций. Или куда делись фотографии, запечатлевшие нашу совместную с французской манекенщицей работу в одной из фотосессий», – рассказала на открытии выставки Евгения.

Автор большей части фотографий, которые можно увидеть на выставке, – Петр Сегаль. В 1960 – 1970-х годах он снимал для Дома мод и Дома моделей. Публике, воспитанной на современных модных журналах, фотографии выставки могут показаться наивными, а платья на девушках, застывших в характерных позах, – весьма скромными. Но, по словам куратора выставки Александры Карповой, именно в этой сдержанности заключена особенность петербургского стиля. «Для модельеров северной столицы крой всегда был важнее, чем экспрессия декоративных элементов. Четкий силуэт был и остается самым главным «украшением» для тех, кто предпочитает одеваться по-петербургски», – заметила она.

За полвека канон петербургского стиля не изменился. Но другими стали идеалы красоты. «В 1960 – 1970-е для нас не существовало слова «диета». Никто из манекенщиц не следил за фигурой специально. Среди нас были и девушки довольно пышных, по сегодняшним меркам, форм», – рассказала журналистам Евгения Хартлебен-Куракина.

Иными были и представления о престиже профессии манекенщицы. Этот труд квалифицировался в советские времена как рабочий. «Начинающая модель получала 65 рублей. Только проработав несколько лет, можно было получать 125 рублей – это была самая высокая для нас ставка. Поэтому я и многие из моих коллег подрабатывали на швейных фабриках», – заметила Лия Китц.

В отличие от сегодняшнего дня в 1960 – 1970-е годы никто не мечтал быть моделью. По словам Евгении, работать манекенщицей было недостойно. «Я стеснялась моей работы и говорила, что работаю продавщицей или швеей», – вспомнила Евгения.

Выставка «Ленинградские моды 1960 – 1970-х» будет открыта до 31 августа. После чего она отправится в Берлин, в частный Музей моды коллекционера Жозефины фон Крепл. В нем планируется совместить ленинградские фотографии и модели одежды ГДР, чтобы продемонстрировать сходство и различия советского и немецкого стилей 1960 – 1970-х годов.

ФОТО Петра СЕГАЛЯ

Quelle: http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10278939@SV_Articles

Zeitlos stilecht – Victoria Belikova

Die Ausstellung “Leningrader Moden der 1960er und 1970er” wird nicht  zufällig in der klassizistischen Schlossanlage auf der Jegalin-Insel gezeigt. In den 1970er Jahren fanden im prachtvollen Palast Modenschauen statt, viele Aufnahmen zeigen den schönen Park im Hintergrund.

Die Jelagin-Insel, die nach seinem einstigen Besitzer, dem Hofmarschall Iwan Jegalin benannt wurde, liegt im Nordteil des Newa-Delta in guter innenstädtischer Lage. Nach dem Erwerb der Insel 1817 beauftragte Alexander I. den Architekten Carlo Rossi, der bis heute zu den wichtigsten Baumeistern Petersburgs gehört, mit der Umgestaltung der gesamten Anlage. Er baute das Herrenhaus zu einem Palast um, errichtete Pavillons und Dienstbauten und gestaltete die riesige Parkanlage neu. Fünf Jahre später war die Jelagin-Insel eine der schönsten Architektur- und Parkensembles der Stadt. Der prunkvolle Palast beherbergt heute ein Museum für die angewandte Kunst des 18. bis frühen 20. Jahrhunderts, die Grünanlagen werden als “Zentraler Park für Kultur und Erholung” genutzt und im klassizistischem Stallgebäude finden Wechselausstellungen statt.

200 Fotos in bester “Vintage”-Qualität

In diesem edlen Rahmen erinnert sich nun das berühmte Mannequin der 1960er und 1970er Jahre Ewgenija Hartleben-Kurakina an die besten Modedesigner und Fotografen ihrer Zeit. Ewgenija stellte ihre private Sammlung zu einer charmanten Ausstellung über eine versunkene Epoche zusammen.

Ein Modemagazin, das es nie gab

Die meisten Aufnahmen stammen von Peter Segal, der zu den führenden Fotografen der Stadt zählte und über eine Art Monopol in den beiden Leningrader Modehäusern verfügte. Er beschränkte sich nicht auf Studioaufnahmen, sondern bemühte sich um Transportmittel und fuhr so oft wie möglich in die Gärten und Schlösser der nordischen Hauptstadt und ihrer Umgebung. Die in der Ausstellung gezeigten Portraits wurden überwiegend für das Leningrader Modemagazin gemacht. Es hatte keinen Namen, wurde nicht verkauft, lag aber in jedem Atelier der Stadt aus.

Zurückhaltender Luxus

Die Ausstellung “Leningrader Moden der 1960er und 1970er” rekonstruiert nicht nur eine in jeder Hinsicht altmodische Welt, vielmehr kann der Besucher den Wurzeln des Petersburger Stils nachspüren. Dieser ist durch eine dezente zeitlose Eleganz gekennzeichnet – das ist sogar trotz der sowjetischen Tristesse und der aus heutiger Sicht stellenweise komischen Modelle auf vielen Fotos durchaus nachzuvollziehen. Für manche mag es überraschend sein, dass es in der Sowjetunion sowohl Mode als auch Models und Modemacher gab. Davon kann sich der Besucher noch bis Ende August 2011 mit großem Vergnügen überzeugen.

Quelle:  globe-M

Красота по-ленинградски

В Санкт-Петербурге открылась экспозиция моды 1960-70-х годов

Kонюшенный корпус ЦПКиО имени С. М. Кирова выбран для этого события не случайно. В 70-е годы в Елагиноостровском дворце проходили выставки одежды Дома моделей. На многих фотографиях фоном служит прекрасный парк, созданный архитектором Росси, а также интерьеры дворца-музея.

Знаменитые манекенщицы 60-70-х Лия Китц и Евгения Хартлебен-Куракина вспомнили лучших модельеров и фотографов, свои поездки по стране и за рубеж, а также ответили на вопросы журналистов, главным из которых был: считалась ли в советские годы профессия манекенщицы престижной?

Несмотря на свой возраст, журналистам бывшие манекенщицы представились на европейский манер – без отчества. Лия – коренная петербурженка, живет в Северной столице по сей день. Евгения давно переехала в Берлин. В Петербург она приехала на открытие выставки, здесь большая часть фотопортретов – из ее архива.

– В один прекрасный момент, уже живя за границей, я поняла, что у меня хорошая коллекция. Я собирала не только свои фотографии, но и девочек, с которыми работала. И мне захотелось показать ее петербургской публике. Собирала по крупицам, ведь доступа к фотографиям у нас, манекенщиц, не было, – поделилась Хартлебен-Куракина.

Автор большинства фотографий – Петр Сегаль, был одним из ведущих фотографов города, много снимал для ленинградских Дома мод и Дома моделей, считался своеобразным монополистом в этой области. Его давно нет в живых. По рассказам женщин, Сегаль прекрасно понимал, что снимать только в студии – скучно и тяжело, ему удавалось заказывать автобус, и тогда они отправлялись в ЦПКиО, в Петергоф, Ораниенбаум (“это были милые и приятные отдушины”). Представленные на выставке портреты – это в основном фотосессии для ленинградского журнала мод. У него не было названия, он не продавался, но был в каждом ателье.

Корни петербургского стиля – скромная “интеллигентная роскошь”, над которой время не властно. Это строгость, классика, элегантность. “Наших девушек во всех городах на улице отличали, сразу узнавали ленинградок”, – говорит Лия.

За полвека многое изменилось: идеалы красоты, оплата труда моделей, даже представление о престижности профессии. В советские времена, по словам Евгении, многие считали, что ее работа – “это плохо, низко, недостойно, мы стеснялись ее, говорили, что работаем продавщицей или швеей”.

Сегодня модели не “подрабатывают на полставки на фабрике”, как приходилось Лие Китц и другим ее коллегам.

– В Доме моделей у меня была зарплата 65 рублей в месяц. Чтобы получить высшую ставку 125 рублей, надо было отработать много лет, заслужить определенный разряд.

– В нашем словаре не было слов “диета”, “похудеть”, – вспоминает Евгения. – Наш администратор Мария Михайловна говорила: “Прожорливее манекенщиц никого в жизни не встречала”. У нас был тяжелый физический труд, эдакий спорт, мы тратили много энергии…

– Сейчас все модели “90-60-90”, – заметила Лия. – Тогда мы были разными: от худеньких “старшеклассниц”, “подростков” до уже солидных женщин. Диеты не были нужны.

В планах – показ выставки в Берлине, Париже. В Германии задуман проект: в музее моды известного коллекционера Жозефины фон Крепл совместят ленинградские фотографии с коллекцией одежды, которую носили тогда в ГДР, чтобы продемонстрировать сходство и различия советского и немецкого стилей.

Quelle: http://www.rg.ru

Александра Карпова: “Ленинградские моды”

Есть люди, которых я искренне уважаю. За их дело. За профессионализм и преданность. За красоту, которую они дарят своим делом и своим телом( уж простите, за каламбур, но зачастую эти люди внешне так же прекрасны, как и их труд). Мне приятно следить за их успехами и радоваться их победам.

Сегодня я хочу рассказать о победе Саши Карповой – выставке «Ленинградские моды», очень важном и значимом для Саши проекте. Предчувствуя, что на самом открытие толком поговорить не удастся, мы встретились за несколько дней «до».
Саша, расскажи, пожалуйста, как судьба связала тебя с Евгенией (Куракиной-Хартлебен) и как появился проект «Ленинградские моды»?
Судьба свела меня с Евгенией, когда для глянцевого издания, в котором я работала, искала журналиста в Берлине, который может писать о моде. Евгения сама вышла на меня и изъявила желание писать статьи в журнал. Журналистское сотрудничество наше по некоторым причинам не сложилось, зато мы разговорились, и в процессе общения, я узнала, что она манекенщица, рассказала, что я – куратор, так у нас и возникла идея сделать выставку.
Это будет выставка архивных фотографий?
Да, это фотографии из архивов Евгении Хартлебен-Куракиной и ее коллег, которые работали с ней в тот период: Лии Китц, Наташа Симуни, Нины Большаковой и дизайнера Людмилы Обручевой. Я их нашла в Петербурге, и они предоставили свои фотографии для выставки.
Почему выбор пал на период 1960-1970е?
Во-первых, в этот период была достаточно активна ленинградская легкая промышленность. Много работал Ленинградский Дом Моделей, и потом впоследствии Ленинградский Дом Мод, поэтому было что показать. Одежда данного периода была очень интересной. Ограничилась я 1970-ми, потому что хотела показать черно-белую фотографию, а 80-е это уже появление цветной печати и цветной фэшн-фотографии.
Для манекенщиц, которые приняли участие в этом проекте, это возможность рассказать об этом периоде, о работе манекенщицы в советские годы, либо это погружение в воспоминания?
Для них это и то, и другое. Они – «чумовые» женщины, которые получают нереальное количество положительных эмоций от этого проекта. Им позвонишь и услышишь массу приятных восторженных слов. Они очень счастливы от того, что их вспомнили, от того, что к этому проявляют интерес. И с удовольствием делятся подробностями очень интересными о том как, например, манекенщиц вербовало КГБ или о том, как они выезжали за границу под присмотром: нельзя было даже заговаривать с иностранцами нигде. Это могло привести к серьезным неприятностям.
Как ты думаешь, в чем главное отличие манекенщиц того периода от современных девушек?
И мода, и модели были достаточно наивными. Не было той агрессивности в подаче и демонстрации одежды, не было того напора, той скорости, что есть сейчас. Все происходило достаточно медленно, плавно. С чувством, с толком, с расстановкой. Это если в общем говорить, а если более детально, то, к примеру, тогда показы проходили под очень тихую музыку и в сопровождение комментатора. Помните, как в фильме «Бриллиантовая рука»: «брюки превращаются в элегантные шорты…». Кроме того, показы были не каждый сезон. Скажем, в Ленинградском Доме Моделей они проходили раз в месяц и носили просветительский характер: прививали хороший вкус, чтобы советская женщина не отставала от моды и знала, как правильно себя подать. Другой вопрос, отставала ли эта мода от мировой…
В чем конкретно для тебя прелесть этого периода?
В том, что петербургский стиль, которым я горжусь сейчас, находит корни именно в ленинградском стиле, в котором абсолютно отсутствует имперскость как таковая. Под «ипмерскостью» я подразумеваю черезмерность. Ленинградская мода – она особена своей интеллигентной роскошью, которая досталось по наследству сегодняшнему петербургскому стилю.
Расскажи о дальнейшей судьбе проекта «Ленинградские моды»
Проект был показан у Ольги Свибловой, в рамках фестиваля «Мода и фотография» весной этого года. Потом, к счастью, получилось привезти его в Петербург. Как это ни странно, показать его здесь было самым сложным. Дальше проект поедет в Германию: 1 марта у нас намечен вернисаж в замке Meyenburg (замок является музеем моды). Там получится немного другая история: поскольку фотография будет совмещена с платьями из коллекции музея.
На самой пресс-конференции хотелось только любоваться этими красивыми женщинами, такими скромными по нынешним меркам модными фотографиями, разглядывать детали и настальгировать по эпохе, в которой нас никогда не было. И чем больше в нашей индустрии будет таких людей, как Саша, тем меньше будет поводов для словосочетания «фэшн-хуешн».

Автор фотографий, представленных на выставке, Петр Сегаль. Модели: Евгения Куракина, Николай Ревищен, Владимир Воскобойников, Маргарита Цветкова, Арнольд Березовский, Лариса Жиляева, Алиса Михайловская, Наташа Симуни. Фотографии из личного собрания Евгении Куракиной.

Ну и по традиции: обувь.
Выставка проходит по адресу: Конюшенный корпус ЦПКиО им. С.М. Кирова, Елагин остров, 4.
PS по делу заглянули еще в ЦИ “Невский, 8”, где мною были также зафиксированы:

Quelle:http://tanyaivanovaon.blogspot.de/2011/08/blog-post_09.html

Шик по-советски

Элегантный, морской и лаконичный. Это все о ленинградском стиле шестидесятых. Сегодня на Елагином острове открылась фотовыставка дома мод. История женских костюмов в черно-белых снимках. Бывшие манекенщицы нашли карточки для экспозиции в своих архивах. На них – верхняя одежда, платья, брюки. Шик по-советски.

Евгения Хартлебен-Куракина, манекенщица Дома мод в 60-х-70-х годах:

«Мы показывали все – и брючные костюмы, которые были очень оспоримы, потому что нас не пускали в институт в брюках. Мы завязывали шарфы, чтобы пройти через проходную. А потом, значит, снимали эти шарфы».

Кстати, сами девушки – «демонстраторы одежды» – так их называли – зачастую стеснялись своей работы. При знакомстве представлялись продавщицами или рабочими. У ленинградского Дома мод на тот момент был только один конкурент – московский. Специалисты в один голос говорят: столичный стиль – более кричащий. А вот ленинградский мог вполне составить конкуренцию заграничным дизайнерам.

Quelle: http://www.tv100.ru/news/SHik-po-sovetski-43970/